СПОРТИВНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ


08.10.2019 03:15

Источник:
Эндокриная система, спорт и двигательная активность.
Перевод с англ./под ред. У.Дж. Кремера и А.Д. Рогола. - Э64
Издательство: Олимп. литература, 2008 год.

Содержание

Энергетический баланс и связанные с занятиями физическими упражнениями нарушения менструального цикла: практические и клинические аспекты

Исторически сложилось так, что возможности двигательной активности для участия в ней женщины значительно возросли после принятия в США Титула (Свода законов) IX. В настоящий момент результаты проводившихся на протяжении более 30 лет исследований влияния занятий физическими упражнениями на женский организм и поведенческие особенности спортивного образа жизни привлекли внимание к таким специфическим для женщин проблемам, как здоровье скелетно-мышечной системы, вопросы поддержания массы тела и диеты, а также влияния физических нагрузок на менструальный цикл. Обращаясь к прошлому, можно отметить, что исследования влияния физических упражнений на скелетно-мышечную систему, а также вопросов, связанных с поддержанием массы тела и питания, начались вскоре после обнаружения нарушений репродуктивной функции, связанных с занятиями спортом. После первых сообщений, констатировавших значительное преобладание нарушений менструального цикла у спортсменок по сравнению с обычными женщинами (Erdelyi, 1962), другие многочисленные исследования подтвердили эти данные в конце 1970-х — начале 1980-х гг. (Feicht et al., 1978; Dale et al., 1979; Baker et al., 1981), будучи направленными преимущественно на проявления аменореи и задержку менархе у спортсменок, занимавшихся бегом на длинные дистанции (Feicht et al., 1978), и балетных танцовщиц (Frisch et al., 1980; Warren, 1980). Интересно, что в то время как Фриш и Ревел выдвинули предположение о зависимости наступления менархе от достижения критического уровня массы жировой ткани в организме (Frisch, Revelle, 1971), по наблюдениям Уоррена (Warren, 1980), изменения массы и состава тела не коррелировали с наступлением менархе у танцовщиц, резко прекращавших свои занятия вследствие травмы. Уоррен популяризовал точку зрения, согласно которой энергетические расходы или метаболическая стоимость физических упражнений может быть основной причиной нарушений регулярности менструального цикла у женщин, занимающихся спортом. Первая взаимосвязь между обусловленной физическими нагрузками аменореей и нарушением процесса образования костной ткани была установлена Дринкуотером и Канном (Drinkwater et al., 1984; Cann et al., 1984), которые обнаружили достоверно более низкое содержание минеральных веществ в костной ткани у женщин с аменореей, занимавшихся бегом. Впоследствии Дринкуотер (Drinkwater et al., 1990) показал существование достоверной взаимосвязи между минеральной плотностью костной ткани поясничного позвонка и характером менструаций у женщин, занимавшихся спортом. Авторитетный обзор, опубликованный в 1985 г. (Loucks, Horvath, 1985), способствовал утверждению значимости обусловленных физическими нагрузками нарушений менструального цикла как отдельной области исследований и осуществил на основе доступной информации синтез предположений о возможных механизмах взаимодействия между занятиями физическими упражнениями и репродуктивной функцией. Внимание исследователей было сфокусировано на потенциальном вкладе состава тела, особенностей тренировочного режима, характера питания, физических и психологических нагрузок в этиологию обусловленных физическими нагрузками нарушений менструального цикла. В 1987 г. было опубликовано сообщение о взаимосвязи между “нарушениями питания” и аменореей у балетных танцовщиц (Brooks-Gunn et al., 1987), а в 1991 г. была высказана мысль о том, что спортсменки в видах спорта, требующих аэробной выносливости, а также показательных видах спорта подвержены повышенному риску развития нарушений питания, вторичной аменореи и снижения плотности костной ткани (Wilmore, 1991). Вскоре после этого была определена женская спортивная триада, т. е. заболевание, включающее ограничение питания, нарушения менструального цикла и деминерализацию скелета (Yeager et al., 1993), которое впоследствии было описано в Заявлении о позиции (Position Stand), опубликованном Американским колледжем спортивной медицины (АКСМ) в 1997 г. (Otis et al., 1997).

Начиная с этого момента, признание значимости спортивной триады и необходимости более четкого определения ее компонентов, выяснения распространенности этого нарушения, его физиологических основ и клинических последствий направляли исследования взаимосвязи двигательной активности и регулярности менструального цикла, а также стимулировали пересмотр Заявления о позиции АКСМ 1997 г. В настоящее время представления о практических и клинических аспектах влияния двигательной активности на менструальный цикл у современной активной женщины должны включать более широкие взгляды на женскую спортивную триаду и, следовательно, признавать сложность взаимосвязей между отдельными ее компонентами. Для решения данной проблемы необходим мультидисциплинарный подход, который включает изучение поведенческих, физиологических, социально-культурных и медицинских перспектив. В этой главе представлена современная информация по практическим вопросам, имеющим отношение к влиянию физических нагрузок на менструальную функцию, а именно: выявлению, профилактике и лечению нарушений менструального цикла, исследованию причин предрасположенности отдельных лиц к нарушениям менструального цикла и рекомендации, направленные на восстановление нормальной менструальной функции. Кроме того, будут проанализированы клинические проблемы, причины которых кроются во взаимосвязи двигательной активности и нарушений репродуктивной функции. Сюда относятся влияние эндокринных изменений, связанных с нарушением менструального цикла, па способность к зачатию, здоровье скелета и, возможно, сердечно-сосудистой системы, а также ассоциация нарушений менструального цикла и ограничения рациона питания.

Нарушения менструального цикла, обусловленные физической нагрузкой: определения и распространенность

Общая характеристика

Важные аспекты взаимосвязи между двигательной активностью и менструальным циклом были обнаружены посредством изучения описательных данных, анализа наблюдений, исследования различных групп населения и проспективных исследований с применением методов опроса и физиологических подходов. Наши современные представления заключаются в том, что нарушения менструального цикла, обусловленные физической нагрузкой, представлены в виде спектра дефектов лютеиновой фазы, ановуляции и аменореи различной тяжести. Прежде чем приступить к обсуждению определений и распространенности различных видов нарушений менструального цикла, следует обратить внимание на правильное использование терминологии. Термин “нарушения менструального цикла, обусловленные физической нагрузкой” (exercise-induced menstrual disturbances) подразумевает тот факт, что нарушения менструального цикла имеют непосредственное отношение к двигательной активности или связанной с ней физической нагрузке как таковой. В противоположность такому представлению применение разнообразных экспериментальных подходов позволило получить доказательства того, что неадекватная энергетическая ценность рациона питания является одной из причин менструальных нарушений, связанных с двигательной активностью (Laughlin, Yen, 1996; Loucks et air, 1998; Williams, 1998; Williams et al., 2001b; De Souza et al., 2003), т. e. состояние дефицита энергии, возникающего вследствие дисбаланса между энергией, потребляемой с пищей и расходуемой в процессе занятий физическими упражнениями, является ключевым фактором начала подавления репродуктивной функции. В таком случае следует применять более подходящие термины, т. е. “ассоциированные с физической нагрузкой" или “имеющие отношение к физической нагрузке” нарушения менструального цикла. Поскольку оценки распространенности вторичной аменореи среди спортсменок значительно выше, чем у женщин с менее активным образом жизни (Drew, 1961), можно говорить о существовании корреляции между спортивной аменореей и занятиями двигательными упражнениями, однако эта взаимосвязь не обязательно является причинно-следственной.

Аменорея

У спортсменок аменорея является гипоталамической по своей природе и проявляется в виде пониженного уровня гонадотропинов и овариальных стероидов (Loucks, Horvath, 1985; Veldhuis et al., 1985). В литературе даются различные определения аменореи, однако консервативно это заболевание следует определять как отсутствие месячных на протяжении минимум трех месяцев, обусловленное клиническими нарушениями, связанными с хроническим дефицитом эстрогенов (Loucks, Horvath, 1985). Распространенность аменореи среди женщин, занимающихся спортом, составляет от 1 до 66 % (Feicht ct al., 1978; Dale et al., 1979; Schwartz et al., 1981; Sanborn ct al., 1982, 2000; Loucks, Horvath, 1985) и чаше всего это заболевание встречается в показательных видах спорта, таких, как гимнастика и фигурное катание и существенно превышает его распространенность у женщин, ведущих малоподвижный образ жизни (2—5 %) (Drew, 1961; Petterson ct al., 1973).

Запаздывание менархе

Запаздывание менархе, или первичная аменорея, определяется как отсутствие менархе в возрасте 16 лет (Loucks, Horvath, 1985), часто отмечается у спортсменок в различных видах спорта, и особенно часто у занимающихся показательными видами спорта. Поздний возраст наступления менархе у девушек, занимающихся спортом, часто объясняют регулярными тренировочными занятиями без учета других факторов, которые, как известно, также могут влиять на рост и половое созревание организма подростка (Malina, 1994). Малина считает, что при условии адекватного питания девушек-подростков время наступления менархе в значительной мере зависит от наследственных факторов. Кроме того, этот показатель определяется также рядом других социальных и культурных особенностей, включая самостоятельный выбор занятий некоторыми видами спорта, такими, как гимнастика, фигурное катание и балет, где отбор спортсменов происходит по специфическим параметрам, взаимосвязанным с замедленным или поздним созреванием организма (Malina, 1994). Механизмы, связывающие эти факторы с поздним возрастом созревания, остаются неясными. После анализа данных нескольких исследований, посвященных изучению нарушений менструального цикла у спортсменок, средний возраст наступления менархе в группе спортсменок с аменореей оказался на один год больше (13 лет по сравнению с 12), однако в индивидуальных исследованиях эти различия оказались статистически недостоверными. По результатам исследований с участием человека (Warren, 1980), а также на животных (Cheung et al., 1997) время наступления пубертата определялось характером питания (Wade et al., 1996), и особенно, повышенной концентрацией лептина, оказывающего стимулирующее воздействие на процессы роста (Cheung ct al., 1997). Поскольку концентрации лептина позволяют провести границу между спортсменами с различным характером протекания менструального цикла (Laughlin, Yen, 1997; De Souza ct al., 2003) и наряду с этим существуют доказательства значения дефицита энергии в развитии нарушений менструального цикла (Williams et al., 2001а), можно предположить, что энергетическое состояние организма может играть роль в позднем наступлении менархе у спортсменок с аменореей, если занятия спортом начались до наступления пубертата.

Олигоменорея

Олигоменорея определяется как нерегулярный менструальный цикл с непостоянной продолжительностью от 36 до 90 дней (Loucks, Horvath, 1985). Ocновной причиной интереса к определению олигоменореи является непредсказуемый характер интервалов между менструациями. Учитывая такой непостоянный характер, эту разновидность нарушения менструального цикла достаточно сложно изучать, поэтому в отношении распространенности олигоменореи у спортсменов не существует никаких четких данных, за исключением наблюдений, что циклы с нерегулярной длиной чаще встречаются у женщин, занимающихся спортом (Loucks, Horvath, 1985), и олигоменорея как совокупность нарушений менструального цикла во многих исследованиях часто встречается в сочетании с аменореей (Gremion et al., 2001; Csermely et al., 2002; Cobb et al., 2003). В случае, когда существует возможность ежедневной оценки уровня гормонов, исследователи также использовали для определения аменореи исследования 3—4 или меньшего количества менструальных циклов (Cobb et al., 2003). Профиль изменений овариальных гормонов спортсменов с аменореей характеризуется нестабильной, непредсказуемой и предположительно неадекватной продукцией эстрадиола (Е2), тогда как определенный фолликул стремится занять доминирующее положение, а это приводит к тому, что овуляторный цикл происходит непредсказуемым образом.

Ановуляция

Ановуляция — отсутствие овуляции ооцита, обусловленное неадекватной секрецией лютеинизирующего гормона (ЛГ), вторичное по отношению к неадекватной стимуляции эстрогеном в фолликулярной фазе и очевидным отсутствием лютеинизации (Hamilton-Fairly, Taylor, 2003). Ановуляторные циклы характеризуются низкими уровнями Е2 и прогестерона Р4 на протяжении менструального цикла. Вместе с тем медики до сих пор не могут прийти к единодушному мнению в отношении специфических критериев подтверждения ановуляции (Malcolm, Cumming, 2003). Поскольку серийные ультразвуковые исследования с целью документации овуляции не всегда возможны, многие исследователи для подтверждения овуляции или ановуляции полагаются на ежедневные оценки уровня метаболитов овариальных стероидов и ЛГ в моче. С применением такого подхода были получены данные, свидетельствующие о том, что у женщин с регулярным менструальным циклом продолжительностью 26—32 дня, занимающихся двигательной активностью на рекреационном уровне, ановуляторные циклы наблюдаются в 16% случаев (De Souza ct al., 1998a). Сообщалось также об отсутствии овуляций у 32 % спортсменок-разрядниц в самых различных видах спорта, указывавших наличие регулярных менструаций с интервалом 26 — 32 дня (Williams et al., 2000). В большинстве случаев ановуляторные циклы по сравнению с аменореей характеризуются более высоким уровнем эстрогена, т. е. при ановуляторном цикле с большей вероятностью будет наблюдаться более высокая продукции Е2 в течение 30-дневного периода, чем за равный период времени у спортсменки с аменореей. В обоих упомянутых выше случаях отсутствие прогестерона из лютеинизированных клеток компенсирует действие эстрогена на некоторые ткани.

Дефекты лютеиновой фазы наблюдаются у женщин, применяющих двигательную активность с любым уровнем интенсивности, начиная от активных тренировок и заканчивая занятиями спортом с целью рекреации (Shangold et al., 1979; Ellison, Lager, 1986; Broocks et al., 1990; Beitins et al., 1991; Winters ct al., 1996; De Souza et al., 1998a; De Souza, 2003). У женщин с дефектами лютеиновой фазы яичниковая система функционирует на уровне, обеспечивающем овуляцию, но недостаточном для успешной имплантации яйцеклетки, поскольку последняя зависит от адекватного воздействия на эндометрий матки Р4 (Balash, Vanrell, 1987). Главными признаками дефектов лютеиновой фазы являются снижение выработки Р4 в лютеиновой фазе и укороченная лютеиновая фаза. Снижение выработки Р4 в лютеиновой фазе также рассматривается в качестве неадекватности или недостаточности лютеиновой фазы для описания плохого состояния эндометрия, вторичного по отношению к сниженному уровню Р.. Происходящее снижение уровня Р4 может быть обусловлено либо низким объемом выработки гормона, либо непродолжительным временем его секреции, поскольку оно происходит в условиях нормальной продолжительности менструального цикла — 26—32 суток (Jones, 1976; Balash, Vanrell, 1987). Другим проявлением дефектов лютеиновой фазы у спортсменов является сокращение продолжительности лютеиновой фазы до 10 дней или менее (Sherman, Korenman, 1974; Jones, 1976; De Souza, 2003). С клинической точки зрения недостаточность Р(> обусловленная дефектами лютеиновой фазы, становится причиной асинхронного роста фолликулов в последующем менструальном цикле, нарушения созревания овоцита и дифференцированной (внефазной) функции эндометрия. Все упомянутые факторы ассоциированы с низкой вероятностью фертильности в менструальном цикле и высокой вероятностью утраты зародыша, т. е. бесплодием и спонтанными абортами (Jones, 1976; Balash, Vanrell,1987). Важно понимать, что у женщин с дефектами лютеиновой фазы продолжают происходить овуляции, хотя у некоторых женщин они происходят только на 20-е сутки цикла (De Souza, 2003), что отражает короткую лютеиновую фазу, характерную для некоторых видов дефектов лютеиновой фазы. Данные о распространенности дефектов лютеиновой фазы среди женщин, ведущих малоподвижный образ жизни, противоречивы и, по разным оценкам, этот показатель составляет 2 — 5 и 3—20 % для женщин с бесплодием (Balash, Vanrell, 1987; McNeely, Soules, 1988). У спортсменок дефекты лютеиновой фазы встречаются гораздо чаще (79 % случаев), чем у женщин, ведущих малоподвижный образ жизни, и представляют наиболее распространенное нарушение менструального цикла, ассоциированное с двигательной активностью (De Souza, 1998а). Важно отметить, что нарушения менструального цикла, обусловленные физической нагрузкой, наблюдаются не только у лиц, занимающихся соревновательным спортом, поскольку даже у женщин, занимающихся двигательной активностью с целью рекреации, наблюдаются с достаточно высокой частотой дефекты лютеиновой фазы (De Souza et al., 1998a). Более подробно с данными, относящимися к дефектам лютеиновой фазы у спортсменок, можно ознакомиться в обзоре Де Суз (De Souz, 2003).

Нарушения менструального цикла, обусловленные физической нагрузкой: клинические аспекты

Бесплодие

Клиническим последствием аменореи и ановуляторных циклов, обусловленных физической нагрузкой, является временное бесплодие. Оно представляет собой явную проблему для женщины, которая хочет зачать ребенка. В случае аменореи отсутствие менструальных кровотечений заметно и женщина осведомлена о невозможности зачатия. Вместе с тем в случае спонтанного возобновления овуляции беременность становится возможной, поскольку овуляции не всегда предшествует возобновление менструаций. Ановуляторные циклы могут сопровождаться регулярными менструальными кровотечениями, происходящими через постоянный промежуток времени и поэтому в таком случае женщина не знает о невозможности зачатия. Эта ситуация резко отличается от нерегулярных менструальных циклов, показательных для олигоменореи, когда овуляция непредсказуема. Несмотря на сложность диагностики дефекты лютеиновой фазы могут быть наиболее распространенным нарушением, которое встречается у спортсменов и является в 10 % случаев причиной бесплодия и в 25 % случаев — причиной привычных абортов. Вместе с тем такое бесплодие обусловлено недостаточной выработкой Р., а не проблемами с овуляцией (Soules, 1988). У женщин, стремящихся зачать ребенка, снижение продолжительности секреции Р. или количества этого гормона в лютеиновой фазе коррелировало с низкой вероятностью оплодотворения в цикле (Jones, Madigal-Castro, 1970; Strott et al., 1970). Было установлено, что причиной бесплодия неясного происхождения в группе женщин по сравнению с их сверстницами из контрольной группы являются очень небольшие различия в уровне Р4 в лютеиновой фазе (Blacker et al., 1997). Не обнаружено никаких различий и количестве предовуляторных фолликулов, скорости роста фолликулов или их среднем диаметре перед разрывом, а также в образцах эндометрия (Blacker et al., 1997). Наряду с этим не выявлено никаких отличий в количестве Р4 в слюне, взятой для анализа в дни перед имплантацией яйцеклетки во время циклов, которые завершились успешным зачатием, и в случаях, когда зачатия не произошло. Основным фактором, определяющим вероятность зачатия в менструальном цикле, было нормальное прохождение фолликулярной фазы, поскольку вероятность зачатия была достоверно взаимосвязана с величиной концентрации Е2 в средней части фолликулярной фазы (Upson, Ellison, 1996). Проведенные исследования показывают, что малозаметные изменения характера протекания лютеиновой фазы и/или уровня Е2 в фолликулярной фазе могут оказывать влияние на способность к зачатию. В настоящий момент исследований способности к зачатию у женщин с дефектами лютеиновой фазы, занимающихся спортом, не проводится, однако значительная распространенность этого нарушения у женщин, использующих двигательную активность с целью рекреации, и спортсменок требует расширения исследований в данной области.

Влияние на сердечно-сосудистую систему

Из-за обнаруженного кардиопротекторного действия эстрогенов постоянный пониженный уровень Е2 у спортсменок с аменореей также может оказывать неблагоприятное воздействие на состояние сердечнососудистой системы. В клинике одним из ранних признаков заболеваний сердечно-сосудистой системы является ослабление функции эндотелия, которое наблюдается за десятки лет до развития коронарной болезни сердца (Celermajer, 1997; Luscher, Barton, 1997; Schachinger et al., 2000). Показано, что развитие атеросклероза и других негативных явлений в сердечно-сосудистой системе ассоциировано с ослаблением функции эндотелия (Celermajer, 1997; Luscher, Barton, 1997; Schachinger et al., 2000). Наряду с этим развитие атеросклероза сопровождается физическими изменениями в эндотелии, а также снижением уровня оксида азота — важного релаксирующего фактора эндотелиального происхождения (Luscher, Barton, 1997).

Хорошо известно, что эстроген играет важную роль в эндотелийзависимом кровообращении при участии оксида азота и влияет на уровень холестерина и липопротеинов (Steinberg, 1987; Celermajer, 1997; Luscher, Barton, 1997; Mendelsohn, Karas, 1999; Schahinger et al., 2000). Как таковой, гипоэстрогенизм взаимосвязан с эндотелийзависимыми нарушениями (Celermajer, 1997; Luscher, Barton, 1997; Schahinger et al., 2000). Воздействие эстрогенов на функцию эндотелия, вероятнее всего, происходит при участии оксида азота, который, как известно, имеет важное значение в васкулярном контроле и во время реактивной гиперемии (Armour, Ralston, 1998; Arora et al., 1998; Ayres et al., 1998). Было показано, что геномные и негеномные эффекты эстрогена играют важную роль в стимуляции эндотелиальной синтазы оксида азота (endotelial nitric oxide synthase, eNOS), а также последующей продукции оксида азота и увеличении времени его полураспада (Armour, Ralston, 1998; Simoncini et al., 2002). В некоторых исследованиях высказываются предположения, что эстроген оказывает влияние на выделение оксида азота эндотелием кровеносных сосудов посредством процессов, повышающих биологическую доступность оксида азота (выделение) за счет стимуляции конститутивной синтазы оксида азота либо, наоборот, вследствие ингибирования выработки супероксиданионов (Armour, Ralston, 1998; Simoncini et al., 2002).

Наряду со снижением уровня эстрогена в одном из исследований было обнаружено ослабление эндотелийзависимого расширения сосудов уже через три месяца после наступления менопаузы (Celermajer et al., 1994). Нарушение функции эндотелия было продемонстрировало и через 1 педелю после менопаузы, вызванной путем хирургического вмешательства (Omnichi et al., 2003). Принимая во внимание столь быстрое ослабление эндотелий зависимой дилатации сосудов после менопаузы, наступившей как естественным путем, так и после хирургического вмешательства, логично возникает вопрос о влиянии клинической и субклин и ческой степени гипоэсгрогенизма у женщин с физически активным образом жизни.

По последним данным нашей лаборатории, у спортсменок с аменореей наблюдается ослабление периферического кровообращения, а но данным других исследователей — нарушение функции клеток эндотелия (Zeni-Hoch et al., 2003). Эти изменения состояния сердечно-сосудистой системы, вероятнее всею, являются результатом хронического гипоэстрогенизма. Таким образом, эти результаты свидетельствуют о том, что хронический гипоэстрогенизм может служить фактором предрасположенности молодых физически активных женщин и женщин, занимающихся спортом, к раннему или преждевременному развитию заболеваний сердечно-сосудистой системы. К настоящему времени оценка влияния спортивной аменореи на функцию эндотелия была проведена лишь и двух исследованиях.

В одном из них проводили сравнительное изучение опосредованного кровотоком (эндотелийзависимого) расширения плечевой артерии у спортсменок с аменореей, женщин с олигоменореей и женщин с нормальным протеканием менструального цикла такою же возраста (Zeni-Hoch et al., 2003). Было установлено, что у спортсменок с аменореей функция эндотелия была на 80 % ослаблена по сравнению со спортсменками с олигоменореей или регулярным менструальным циклом. Беспокоит то, что нарушения эндотелийзависимой дилатации сосудов у спортсменок с аменореей сопоставимы по величине с нарушениями, наблюдающимися у здоровых женщин после наступления менопаузы (Blumel et al., 2003), и пациентов старшего возраста (60 + 2 года) с заболеваниями коронарной артерии сердца (Celermajer et al., 1992) после аналогичного опосредованного кровотоком стимула. В то же время в этих группах не обнаружено различий в степени эндотелийнезависимого расширения сосудов в ответ на прием нитроглицерина. Последние данные нашей лаборатории демонстрируют, что у спортсменок с аменореей наблюдается ослабленная реакция кровеносных сосудов в покое (2,2 +0,1 но сравнению с 4,8 + 0,4; р < 0,001) и пиковой ишемической реакцией (42,8 + 2,1 но сравнению с 52,9 + 2,0; р < 0,004) при оценке с использованием плетизмографии нижней конечности после наложения надувной манжеты (O’Donnel et al., 2004). У спортсменок с аменореей также наблюдается пониженная ЧСС в состоянии покоя лежа на спине (50,5 + 4,8 по сравнению с 58,8 + 1,9; р < 0,07) и пониженное систолическое артериальное давление в положении лежа на спине в покое (90,4 + 5,7 но сравнению с 106,8 + 2,0 мм рт. ст.; р < 0,004) но сравнению со своими сверстницами с нормальным протеканием менструального цикла. Учитывая известную взаимосвязь между эстрогенами и функцией сосудистой системы, наблюдаемое у спортсменок с аменореей ослабление кровообращения, вероятно, является последствием хронического гипоэстрогенизма. Эти результаты подтверждают изменения эндотелийзависимой дилатации сосудов, обусловленной величиной кровотока. Пониженные ЧСС и систолическое артериальное давление могут свидетельствовать об измененной автономной регуля)гии, подобно тому как это наблюдается у пациентов с нервной анорексией. Эти результаты указывают па существование дополнительной медицинской проблемы, ассоциированной с женской спортивной триадой, и являютя основанием для вывода о том, что гиноэстрогенизм у спортсменок с аменореей может стать причиной негативных изменений сердечно-сосудистой системы. Таким образом, при рассмотрении клинических последствий гипоэстрогенизма для молодых женщин с аменореей следует учитывать ею пагубное воздействие на сердечно-сосудистую систему, которое может новлечь за собой серьезные последствия в более зрелом возрасте. Поскольку состояние сердечно-сосудистой системы у этой группы молодых женщин вызывает серьезное беспокойство, необходимы дополнительные исследования.

Состояние костной системы

Хронический гипоэстрогенизм является главной причиной утраты костной ткани у женщин независимо от их возраста (Ott, 1994; Matkovic ct al., 1994). Хорошо известно, что хронический гипоэстрогенизм, сопутствующий наступлению менопаузы, — основная причина остеопороза у женщин (Matkovic et al., 1994; Kanis, 2002). У женщин, занимающихся спортом, как и у пациентов с анорексией, наблюдается хронический гипоэстрогенизм (Zipfcl ct al., 2001).

Гипоэстрогенизм влечет за собой вторичную аменорею у спортсменок, которая играет существенную роль в процессе разрушения костной ткани (Сапп et al., 1984; Drinkwatcr ct al., 1984, 1990; Marcus et al., 1985; Matkovic ct al., 1994). Поскольку характер протекания менструальных циклов отражает особенности выработки Ej, при наиболее серьезных нарушениях менструального цикла отмечается наибольшее снижение выработки Е, которое взаимосвязано с еще более тяжелыми последствиями для костного аппарата. Для своевременного контроля неспособности набрать пиковую массу костной ткани или преждевременной утраты костной ткани следует стимулировать применение адекватных клинических диагностических критериев как при оценке с использованием двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (dual energy X-ray absorptiometry, DXA), т. с. использование показателя t-score (Ott, 1992; Kanis, 2002; Khan ct al., 2002). О пониженной плотности костной ткани у спортсменок с аменореей неоднократно сообщали различные исследователи (Сапп et al., 1984; Drinkwaterct al., 1984, 1990; Markus ct al., 1985; Keen, Drinkwatcr, 1997; Tom ten et al., 1998; Gremion et al., 2001; Cscrmcly et al., 2002; Cobb ct al., 2003). У спортсменов с аменореей t-score чаще всего составляет от -1,0 до —2,5, что позволяет рассматривать их состояние как остеопению (Kanis, 2002; Khan ct al., 2002). Клинический критерий остеопении ассоциирован со 100 %-м увеличением риска переломов костей и, очевидно, представляет собой долговременную проблему поддержания здоровья костной ткани у лиц с этим заболеванием. К числу клинических последствий низкой пиковой массы костной ткани или преждевременной утраты ее можно отнести повышенный риск стрессовых переломов, а также переломов бедренной кости и позвоночника (Carbon ct al., 1990; Otis ct al., 1997; Korpclaincn, 2001). Более того, если клинический критерий остеопороза развивается у спортсмена, то он подвержен даже более высокому риску переломов (Kanis, 2002). Аналогичные данные имеются и для женщин с недостатком Е,, обусловленным нервной анорексией. Поскольку уровень Е, в сочетании с генетическими факторами и характером питания определяет максимальную массу костной ткани (Matkovic et al., 1994; Kanis, 2002), нарушение регулярности менструального цикла, обусловленное тренировочными нагрузками, может приводить к снижению максимальной массы костной ткани по сравнению с нормой. Максимальная масса костной ткани явля

       





Комментарии: (0)


Оставить свой комментарий











© sportguardian.ru Все права защищены!
Почта для связи: [email protected]

Вы успешно добавили товар в корзину!


Продолжить покупки
Перейти в корзину